Lingvoblog
© Кирилл Панфилов, 2009 (профиль) | О проекте
Яндекс.Метрика
Eine fremde Sprache ist eine Waffe im Kampf des Lebens. (K. Marx)
Зарегистрированные пользователи видят вдвое больше записей на каждой странице, могут комментировать чужие и писать свои посты, общаться между собой, обладают личной страницей на сайте и могут пополнять коллекцию ссылок. Регистрация совсем простая.

Характер звучания языка

Erlang утверждает:
Язык звучит характерно (то есть его звучание можно воспроизвести без знания языка) при соблюдении одного из двух условий:
1. сильные морфонологические ограничения (невозможность или ограниченная возможность заканчивать слово согласным, ограничения на типы слогов и т.п. — итальянский, финский, японский и т.п.)
2. сильные морфонологические допущения (возможность сочетаний большого количества согласных или гласных — армянский, грузинский, полинезийские).
Поясню на примерах.

1. Сильные морфонологические ограничения

В итальянском слово почти не может заканчиваться на согласную. В качестве исключений выступают N, L и другие сонорные, да и то не в конце фразы, а часто на границе слов перед гласной. В итоге речь — почти постоянное чередование согласной и гласной (рядом очень редко оказываются разные согласные, если это не сонорные: исторически разные образовывали пары, как gettare [джеттаре] из латинского iactare [иактаре] «бросать»), что придаёт ей большую динамику и звучность:
Ha gli occhi più più larghi della bocca [А льи окки пью ларги делла бокка] «у него глаза больше живота» (=глаза завидущие)
Mettersi in finestra [меттерси ин финестра] «красоваться; показывать свои прелести»
L’ uomo si conosce dalle sue azioni [Люомо си коношче далле суэ ацьони] «человека узнают по его делам»
Имитировать итальянский язык очень легко: много согласных, характерные дифтонги io, uo, взрывы сонорных с согласными (grande [грандэ] «большой», grazie [грацье] «спасибо»), мягкое L, типичные сочетания zio/zie, gio/gie [джо/дже], сдвоенные согласные, а также i на месте латинского e и т.п.:
L’uomo propone e Dio dispone [Люомо пропонэ э дио диспоне] «человек предполагает, а Бог располагает»
Uomo avvisato, mezzo salvato [уомо аввисато мэццо сальвато] «человека предупредить — наполовину спасти».

Настолько же легко воссоздать звучание испанского языка: характерный дифтонг ue (puerto [пуэрто] «порт», duermo [дуэрмо] «сплю»), характерные артикли el и la, обилие [х] (буквы g перед i/e и j).

Похожая на итальянскую ситуация в финском. Разные согласные редко оказываются рядом, обилие дифтонгов, в конце слова может быть очень малое количество согласных. Однако особенный характер придаёт большое количество групп согласных, наличие долгих гласных и согласных, наличие гласных переднего ряда (ä, ö, y) и, конечно, не индоевропейское, а финно-угорское происхождение:
Puhuisitteko suomea? [пухуиситтэко суомэа] «Вы не могли бы говорить по-фински?»
Hyvää yötä! [~xювяа юётя] «Спокойной ночи!»
Mitä tämä maksaa? [митя тямя максаа] «Сколько это стоит?»

В японском вся речь построена на слогах. Это отражено в фонетических видах письменности хирагана и катакана, где из неслоговых знаков — только буква «н», да и то звук [н] в живой речи может образовывать слог. Рядом могут встречаться только сдвоенные согласные. В конце слова могут встречаться согласные, если за ними орфографически следуют редуцированные у или и.

映画に行くのと家にいるのとどっちがいい。
[эига ни ику но то иэ ни иру но то дотти га ии]
«Чего бы тебе больше хотелось, пойти в кино или остаться дома?»
はい、会ったことがあります。
[хаи, атта кото га аримас]
«Да, мы уже встречались».

Как видно, перечисленными особенностями дело не ограничивается: в японском языке довольно бедный консонантизм, соответственно и теоретически допустимых сочетаний звуков меньше, чем, допустим, в европейских языках. Характерны мягкие согласные (обилие т’ и с’) и долгие гласные, звук ц, что и придаёт языку специфический характер.

Квинтессенция морфонологических ограничений представлена в китайском языке, где с развитием литературного языка сформировались понятия инициалей, медиалей и финалей, т.е. начальных, срединных и конечных звуков слога. В основе речи — слог (которому в письменной речи соответствует иероглиф), и у слога всегда закреплённая структура, в связи с чем в языке, если не учитывать тональных различий, всего 414 слогов, поэтому для непривычного человека многие слова похожи друг на друга:

你好!
[ни хао]
«Здравствуй!»
我不饿!
[во бу э]
«Я не голоден».
你要什么?
[ни яо шэнь ма]
«Чего ты хочешь?»
我要面包。
[во яо мянь бао]
«Я хочу хлеба».
你买不买笔?
[ни май-бу-май би]
Ты купишь карандаши?
是,我见过他。
[ши, во цзянь го та]
«Да, я его видел».
不,我不认识他!
[бу, во бу жэнь ши та]
«Нет, я не знаком с ним».
我认识老王。
[во жэнь ши лао ван]
«Я знаю старину Вана».

2. Сильные морфонологические допущения

В полинезийских языках всегда очень мало согласных. Зато гласные могут встречаться в почти произвольных сочетаниях. Примеры из маори (Новая Зеландия):

Kai te kimi ahau i tètahi momo otaota. [каи тэ кими ахау и тэтахи момо отаота] «Я ищу определенный сорт растения».
Ko te whare i waenganui i te one me te maunga. [ко тэ фарэ и ваэнгануи и тэ онэ мэ тэ маунга] «Дом находится между пляжем и горой».
Kai runga te whare i te pànakitanga. [каи рунга тэ фарэ и тэ панакитанга] «Дом стоит на пологом склоне».
E tukua atu ana e au he haki àkuanei. [э тукуа ату ана э ау хэ хаки акуанэи] «Я вышлю чек сегодня».

В гавайском языке примеры настолько же показательны:
Ehia kálá kéia kumu kú’ai? [эхиа кала кэйа куму ку’аи] «Сколько это стоит?»
E hele ana ’oe ihea? [э хэлэ ана ’оэ ихэа] «Куда вы направляетесь?»
(Знак ’ тут обозначает гортанную смычку.)

В грузинском и армянском же же, напротив, очень частотны сочетания согласных, из-за чего речь приобретает специфическую окраску. Согласные могут встречаться в самых разных сочетаниях, причём рядом иногда собирается не просто 2-3 согласных, а до 7. Пример из армянского:

[Болор эркрнэри пролетарнэр, миацэкх!] «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»

Примеры из грузинского:

[Бэдниэри мгзавроба!] «Счастливого пути!»
[Ахал шэхвэдрамдэ!] «До новой встречи!»
[Рогор арис тквэни мшоблеби?] «Как ваши родители?»

Сочетания несочетаемых согласных звуков вообще характерны для языков Кавказа, даже в неродственных языков. Один носитель и знаток табасаранского языка (один из дагестанских) сравнил звучание этого языка с шорохом сухих камешков внутри глиняного кувшина, если его взять и потрясти.
Опубликовано 15 августа 2009 в 23:33:02