Lingvoblog
© Кирилл Панфилов, 2009 (профиль) | О проекте
Яндекс.Метрика
У римлян ни за что не хватило бы времени на завоевание мира, если бы им пришлось сперва изучать латынь. (Г. Гейне)
Зарегистрированные пользователи видят вдвое больше записей на каждой странице, могут комментировать чужие и писать свои посты, общаться между собой, обладают личной страницей на сайте и могут пополнять коллекцию ссылок. Регистрация совсем простая.

Финский — агглютинативный язык

Фьёла информирует:
Почему финские слова такие длинные? «Это потому что финский — агглютинативный язык», — отвечает сайт, созданный министерством иностранных дел Финляндии. Грамматические показатели и окончания присоединяются к основе слова, приведён красивый пример: taloissanikinko? — talo / i / ssa / ni / kin / ko — переводится «в моих домах тоже?».

Здесь talo «дом», -i- — показатель множественности, -ssa- показатель инессива (внутреннего падежа, обозначающего нахождение внутри объекта: talossa «в доме», junassa «в поезде»), -ni- — показатель принадлежности (вместо нашего «мой/моя»; аналогичные показатели есть в тюркских и семитских языках), -kin- передаёт наше «тоже» (или «и» в препозиции: «и в моих домах?»), -ko — вопросительная частица на конце слова для задавания общего вопроса к слову. Taloissanikinko?

Помнится, в советских энциклопедиях давали похожий красивый пример на агглютинацию — только из туркменского: ишчилеримизден «от наших рабочих» (ишчи «рабочий», ишчилер «рабочие», ишчилеримиз «наши рабочие»).

Агглютинативные языки отличаются от флективных (вроде русского) тем, что аффиксы имеют одно значение (русское окончание -ами в руками означает и творительный падеж, и множественное число, а в финно-угорских и тюркских было бы два аффикса для двух значений). Разумеется, в природе чисто агглютинативных и чисто флективных языков нет — обычно используются разные средства.

Вот наличие всяких таких суффиксов и является одной из причин длинности финских слов. Суффиксы принадлежности (вместо отдельных слов «мой», «твой» или даже вместе с такими словами — Minun sotani oli loppunut «Моя война закончилась», жирным выделена форма родительного падежа местоимения первого лица и суффикс принадлежности первого лица, «приклеенный» к слову sota «война»), вопросительные частицы, показатели падежей…

Падежей в финском языке, к слову, пятнадцать. Как обычно водится в языках с числом падежей больше двух, учёные ведут споры о точном числе падежей: иногда выделяют больше, иногда меньше, но вроде 15 — это классика. Ничего особо страшного в финских 15-ти падежах нет, они все обозначают понятные вещи (вроде уже упомянутого инессива вместо нашей конструкции «в» + существительное в предложном падеже) и имеют всего по два предсказуемых окончания (в русском, напомню, всё не так просто с падежными окончаниями). Разумеется, финский не эсперанто — поэтому там есть свои весёлости, например, с капризным падежом партитивом, который очень нужен практически в каждой фразе и формы которого для слов с фонемой /k/ в последнем слоге фактически надо заучивать наизусть.

А ещё финские слова получаются длинными из-за часто встречающихся сложных слов. Популярный пример на это — rautatieasema «железнодорожный вокзал» (rauta-tie-asema). Впрочем, на эту тему кто бы говорил — у нас в русском больше чем надо слов вроде «нефтеперерабатывающий» или «вышеупомянутый».

Автор статьи - Иванов. В.
Опубликовано 23 июля 2009 в 15:43:25