Lingvoblog
© Кирилл Панфилов, 2009 (профиль) | О проекте
Яндекс.Метрика
Язык не может быть плохим или хорошим… Ведь язык — это только зеркало. То самое зеркало, на которое глупо пенять. (С. Довлатов)
Зарегистрированные пользователи видят вдвое больше записей на каждой странице, могут комментировать чужие и писать свои посты, общаться между собой, обладают личной страницей на сайте и могут пополнять коллекцию ссылок. Регистрация совсем простая.

Латинский язык

Erlang пишет:
Aliena vitia in oculis habemus, а tergo nostra sunt — латинский вариант нашей известной пословицы про соринку и бревно в глазах. Если буквально — «чужие пороки у нас на глазах, за спиной — наши». Латинский язык, один из красивейших, звучнейших языков со сложившейся стилистикой, узнаваемый и на письме, и в звучащей речи, часто нелюбимый студентами на протяжении веков, один из двух современных государственных языков Ватикана, язык богатого наследия, лаконичный и строгий.
В Древнем Риме, по слухам, проводилось соревнование на самую короткую фразу на латыни. Один из конкурсантов сказал: Eo rus — «Я еду в деревню», а второй ответил ему: I! — «езжай!» — и победил: короче и фонетически, и графически сложно представить логически законченную фразу.
Однажды преподаватель сказал: вот вы учите латынь. Но ведь никто из вас не может сказать простую фразу: «я иду в магазин». Я ему ответил: eo bancam — винительный падеж в числе прочего обозначал и направление, а слово banca (лавка, магазин) стало источником для слова «банк» в большинстве современных европейских языков.
Латинский стал прародителем для большого количества языков, каждого со своим характером: жеманного французского, бесшабашно-весёлого и балаганно-звучного итальянского, задиристо-импульсивного испанского, португальского, который одновременно похож на испанский и французский, характерного балканского румынского с его замечательным буна диминяцэ, ретороманского, истро-румынского, аромунского, молдавского, ещё нескольких мелких наречий... В каждом чувствуется общий предок (bien — bene — buna — buenos — bon — bom), но у каждого своё звучание и своя судьба, утраченные падежи, приобретённые артикли (в румынском они как суффиксы присоединяются), более строгий порядок слов.
Дело в том, что в латинском были развитые склонения, и часто фраза оказывалась такой россыпью слов, что каждое как будто существовало в отдельности, но вместе они собирались в мозаику: совершенно спокойно существовали фразы Aquila non muscas captat «Орёл не ловит мух» (буквально: «орёл не мух ловит») или Utinam inter errem nuda leones «Пусть бы я блуждала обнаженная среди львов» (буквально — «пусть среди я-блуждала-бы обнаженная львов»).
А про то, что латынь обогатила языки и большим количеством слов, прочно вошедших в словари, и просто употребительными фразами — можно и не говорить: чего стоят только Dixi (я всё сказал), Post Scriptum, Nota Bene (заметь хорошо), Et cetera (и т.д.), Ex libris (из книг)...

Vita brevis, lingua latina longa.
Опубликовано 9 июля 2009 в 00:46:28